В год двадцатой годовщины смерти неподражаемой Одри Хепберн Лука Дотти, ее младший сын, опубликовал книгу воспоминаний о своей знаменитой матери, Audrey in Rome. Помимо трогательного рассказа сына о матери, в книгу включены две сотни потрясающих фотографий, большинство из которых ранее не были доступны публике.

Лука Дотти, сын Одри Хепберн от второго брака с итальянским психиатром Андреа Дотти, рассказал в книге о годах, которые он с матерью прожил в Риме, но не только: Лука вскользь вспоминает и о настроении, мыслях и чувствах великой актрисы в довольно закрытый период ее жизни, включая и ее личные переживания. «Она думала, что у нее большой нос и ступни, она слишком худая и ей недостает груди. Она смотрела в зеркало и недоумевала, почему люди считают ее красивой». Сам же Лука с теплыми сыновними чувствами уверен, что его мать была совершенством: «Она считала себя удачной смесью дефектов… Но даже на самых откровенных фотографиях она была идеальной».

Вспоминая о годах в Риме, Лука Дотти рассказывает: «Она не была затворницей и не жила за решеткой, она ходила по улицам и ее узнавали. Она была частью города». Большинство из представленных в книге фотографий сделано на улицах Рима.

 

Размышляя о характерном стиле своей матери, особенно во второй половине ее жизни, - огромных шарфах и негабаритных очках, которые она практически не снимала, Лука заметил, что в определенном возрасте это стало необходимостью для нее: «Ей, как и любой женщине, могло быть и 30, и 40 лет. А это был хороший способ спрятаться под маску, большие солнцезащитные очки и шарф. Иногда она даже могла делать покупки без преследующей ее толпы».

Одри Хепберн умерла в 63 года после изнурительной болезни, однако она до конца жизни не понимала смысла той войны, которую женщины ведут с неумолимыми годами: «Она старела с радостью, потому что это означало больше времени для себя, больше времени для своей семьи, вне гонки за молодостью и красотой, навязанной Голливудом. Единственное, о чем она сожалела, это о том, что ей не довелось увидеть внуков. Она была бы прекрасной, фантастической бабушкой».