1999 300Футболисты с удовольствием делают татуировки – вспомним хотя бы Дэвида незабвенного нашего Бекхэма. Да что там, татуировки есть, наверное, у всех футболистов! О чем речь, татуировки настолько безумно горячо выглядят на тренированном теле и ухоженной коже знаменитых спортсменов, что… В общем, больше татушек! Еще больше!

True-Lady напоминает о гендерном равенстве: если мужики могут с интересом рассматривать фотографии красивых женщин… Мы, женщины, имеем аналогичное право с не меньшим интересом поглазеть на красивых мужиков. Особенно – татуированных футболистов.

Чем особенно примечательны футболисты? Бессовестной привычкой снимать свои грязные потные футболки после матча и выставлять на всеобщее обозрение тренированный пресс, рельефную грудь и тому подобную красоту неземную.

Мы не будем вспоминать татуированного по самые боксеры Дэвида Бекхэма, ибо сколько можно. Смолчим о Криштиану Роналду, который татушек не имеет, потому что тело – его храм, сам он – донор,  вот эти все иголки, инфекции, риски, все такое.

По большому счету, у большинства футболистов есть татуировки – одна, хоть какая-нибудь завалящая, две - по пьяни с друзьями, сколько голов забил, сколько детей завел, сколько слонов съел и так далее. Руки, лодыжки, плечи, спина, шея – это классические плацдармы для размещения стратегических запасов чернил.

Тим Ховард (Tim Howard)

 1999 1

Вратарь сборной США и ФК «Эвертон», 36-летний американец из Нью-Джерси Тимоти (Тим) Ховард, заметен на поле не только благодаря виртуозной защите ворот. Блестящая лысина, шикарные ореховые глазища и окладистая борода плюс немаленький, как для футболиста, рост – чуть больше 190 сантиметров, и почти центнер качественной мышечной массы, сплошь покрытой татуировками.

Сколько татуировок у Тима Хорварда, точно не известно никому, но на груди у него, к примеру, набиты портреты двух его детей (с матерью которых футболист в разводе), куда не глянь, сразу попадаешь на цитаты из Библии (Тим – христианин), в дополнение по всему телу - просто красивые картинки.

Поговаривают, что и сам голкипер не прочь набить кому-нибудь (нет, не морду) татушку и очень трепетно относится к этому виду деятельности, считая его своим хобби.

Джибриль Сиссе (Djibril Cisse)

1999 2

Эпатажный и неуравновешенный Джибриль Сиссе, сын великого футболиста и сам не промах, в те редкие дни, когда не зажигает с моделями, не шантажирует коллег и не ввязывается в драки с сомнительными личностями, экспериментирует с прической.

Если же парикмахер занят, футболист переходит к украшению кожи.

К вопросу татуировок Джибриль подходит системно: никаких тебе рваных ритмов и свободно плавающих фигурок/значков/символов. Только целостная картинка, только высокохудожественные идеи – например, крылья на спине, которые многие относят к лучшим из произведений нательного искусства.

И леопардовые пятнышки на руках – ну, а это просто мило. Ми-ми.

Златан Ибрагимович (Zlatan Ibrahimović)

1999 3

Противоположность Джибриля Сиссе – Златан Ибрагимович. Вернее, не сам капитан сборной Швеции, а его подход к татуировкам: Златан набивает на свое тело, кажется, каждую картинку, которая может ему пригодиться… Красный дракон, имена сыновей и родителей, даты рождения всех близких кровных родственников, тузы – за честь рода, на удачу, на память, просто красиво.

Так бы Златан эклектичненько и украшал свое тело, но в начале 2015 года он совершил нечто экстраординарное и нанес на верхнюю часть торса имена пятидесяти голодающих, чтобы привлечь внимание к продовольственной программе ООН – это были временные татуировки, но каков пафос! Насколько эффективен был такой демарш в плане благотворительности, судить сложно, но выглядело действо впечатляюще.

Кевин-Принс Боатенг (Kevin Prince-Boateng)

1999 4

Три десятка татуировок – это много или мало? Для парня, выросшего на улице в бедном районе Берлина, в нищей семье, который может похвастать лишь неплохими физическими данными и высоким уровнем агрессии, но никак не превосходным образованием или воспитанием?

Он шутит, что счастье в тату, и набивает карту Африки с обозначением Ганы, страны, откуда родом его родные, хоть сам там оказался впервые в возрасте за двадцать; он отказывается играть за сборную Германии на чемпионате мира и принимает гражданство Ганы, чтобы выступить за родину предков; он верит, что успех приходит к тем, кто много трудится и идет вперед, не обращая внимания на травмы и потери.

Даниэль Аггер (Daniel Agger)

1999 5

У центрального защитника сборной Дании и клуба «Брондбю» Даниэля Аггера на теле сложно найти более-менее приличное место, не покрытое чернилами – не зря же он носит почетный титул самого татуированного футболиста в мире. Руки, ноги, спина, грудь – на них можно прочесть философские цитаты о жизни и смерти и немного изучить историю викингов.

Объясняется все просто: Даниэль Аггер – сам квалифицированный тату-мастер, а его тело – одновременно холст и рекламная площадка. Поговаривают, что коллег по команде тоже разрисовывал именно он.

Ну а с увлечением скандинавской мифологией все вообще просто, все-таки Даниэль Аггер – датчанин. В нем течет кровь викингов, он поклоняется Одину, ест мясо яков, купается в проруби, хранит в шкафу молот Тора…

Раул Мейрелиш (Raul Meireles)

1999 6

Борода, крашеные волосы, пирсинг и туннели в ушах плюс, конечно же, татуировки, татухи, татушечки – это португалец Раул Мейрелиш, полузащитник сборной Португалии и турецкого «Фенербахче», и, возможно, самый известный хипстер в спортивном мире.

Раул татухи любит и уважает, причем не абы какие, а сложные многоцветные творения с множеством мелких деталей – например, китайский дракон на спине, портрет юной девы на ноге, черепа на груди и так далее, и так далее.

Девушек, кстати, Раул Мейрелиш тоже предпочитает татуированных. Сильно татуированных. Поэтому и жена его, Ивон Виана, татуирована по самое не могу и больше.

Найджел де Йонг (Nigel de Jong)

1999 7

Жесткий, агрессивный и бескомпромиссный полузащитник (и в сборной Нидерландов, и в знаменитом «Милане») Найджел де Йонг, поговаривают, мягок внутри. Во-первых, он давно, больше десяти лет, женат – и, по слухам, даже не погуливает, в отличие от коллег, на выездных матчах. Футболист, который ломает кости соперникам на поле, дома жарит стейки, запекает овощи, гордится экзотической красоткой-женой и не жалеет на нее денег, воспитывает двух детей и попугайчика, любит посмотреть хороший фильм… В общем, Найджел де Йонг хорошо выдрессирован и к лотку приучен.

Во-вторых, футболист консервативен и выдержан даже в плане татуировок: его тело украшают идеально выполненные симметричные трибальные татуировки, которые год от года, согласно правилам, дополняются и усложняются.

Стивен Айрленд (Stephen Ireland)

1999 8

Возможно, именно ирландец Стивен Айрленд (правда, удивительное совпадение?) является обладателем самой высокохудожественной татуировки во всем спортивном сообществе: ангельские крылья с прорисованными перьями, скорее, уже являются частью футболиста, чем выдумкой дизайнера-татуировщика.

Полузащитника ирландской национальной сборной не любят в прессе, и даже крылышки на спине не способны изменить досадное впечатление. Стивен, будем честны, не ангел: любит заглянуть в ночной клуб накануне ответственного матча, врет тренеру, конфликтует с партнерами по команде, придирается ко всем и вся, тратит деньги глупо и бессмысленно – в общем, прожигает жизнь и карьеру, причем не без успеха.

Возможно, именно поэтому, чтобы татуировки соответствовали характеру, футболист и дополнил их более традиционным для современных фанатов тату «рукавом» с распятием на облаке, женским портретом, розой, циферблатом и еще множеством мало связанных нагроможденных деталей.

Эсекьель Лавесси (Ezequiel Lavezzi)

1999 9

Нападающий сборной Аргентины – весьма неоднозначная личность: безусловный футбольный талант и душа компании, фонтанирующая энергией, постоянно устраивающая различные, часто весьма похабные, проделки. Подержаться за причинное место во время приветствия соперника? Легко. Приснять шорты прямо на поле, под прицелами сотен камер? Да хоть каждый матч. А чего стоят пикантные фото Эсекьеля Лавесси с готовыми на все моделями в более чем интимной обстановке?

Как у истово верующего католика, основная тема татуировок Эсекьеля Лавесси – религия: Дева Мария, Иисус Христос, венок из роз, кресты и тому подобное. Но, если всмотреться, можно увидеть театральные маски и даже портрет кумира его футбольной молодости, тоже аргентинца, Диего Марадонны. Как закончил карьеру последний, все помнят.

Тим Кэхилл (Tim Cahill)

1999 10

Защитник сборной Австралии по футболу, один из самых успешных и популярных футболистов этой страны-континента – наполовину самоа, наполовину ирландец. Эта гремучая смесь зажгла его кровь и превратила в любимца болельщиков и мастера экспрессии.

И, может, Тим Кэхилла и нельзя назвать одним из самых татуированных футболистов в мире, парень стоит внимания, потому как представляет собой настоящую чистоту жанра, именно то, ради чего татуировки и были придуманы – для родовых различий.

Тим очень любил свою бабушку-самоанку, и, когда она умирала, пообещал ей чтить традиции и никогда не забывать о корнях. Буквально сразу же после похорон футболист сделал традиционную для самоа татуировку-рукав на левой руке, в которой зашифрована история его рода, имена предков и его собственных детей.