1287-300Популярность вампиров – одного из символов грядущих хэллоуинских вечеринок – в последние несколько лет взмыла до небес и, даже несмотря на окончание саги «Сумерки», на спад не собирается. В принципе, это и понятно: с вампирами всегда связывают качества, которых женщинам не хватает в реальных мужчинах – силу, дикую сексуальность, покалывающую кожу опасность и, что уж греха таить, физическую красоту.

От «Сумерек» до «Настоящей крови», от Дракулы до Спайка: самое время вспомнить самых интересных вампиров, в разное время услаждавших женский взор. От самых популярных на данный момент до подзабытых, но от этого не менее притягательных.

Эдвард Каллен (франшиза «Сумерки»)

 1287-1

Говоришь «вампир», отвечают «Паттинсон», говоришь «Паттинсон», отвечают «вампир». Собственно, Робу будет очень трудно отмыться от образа романтичного вампира-вегетарианца, который бегает с подругой на плечах, страдает по чисто гуманитарным причинам и не склонен поддаваться плотским порывам.

За что мы его любим?

Самопожертвование и сила духа. И, конечно же, квадратная челюсть.

Эрик Нортман (сериал «Настоящая кровь»)

1287-2

Горячий шведский парень двухметрового роста, к тому же - тысячелетний вампир, что может быть круче? Только такой же парень, но одетый в дизайнерские шмотки… Или полностью раздетый. Александру Скарсгарду не привыкать сниматься ню, в той же «Настоящей крови» он показал буквально ВСЕ, и без купюр.

За что мы его любим?

Уверенность. Цинизм. Неприкрытая сила и все остальное, тоже не прикрытое.

Деймон Сальватор (сериал «Дневники вампира»)

1287-3

Хорошие девочки любят плохих мальчиков, потому что надеются их перевоспитать. Елене Гилберт это даже удается… почти. Деймон выглядит гораздо фактурнее своего постного братца Стефана, и, возможно, именно поэтому в конце концов Елена выбирает его.

За что мы его любим?

Смазливая мордашка, однозначно. И чувство юмора.

Крэйвен («Другой мир»)

1287-4

Темноволосый, опасный (даже среди вампиров «Другого мира»); Шейн Бролли отлично справился. Его Крэйвен пугает даже вампиров, он идет на сделку не только с какой-то там совестью, но и исконными врагами… Беспринципность, возведенная в вечность. Он не просто плохой, он воплощение зла.

За что мы его любим?

Да мы его не любим! Мы его боимся…

Спайк/Костыль («Баффи – истребительница вампиров»)

1287-5

Мамы тех девочек, которые души не чают в Эдварде Каллене, в юности тащились от другого вампира – совсем не такого великодушного и гуманного, как герой Паттинсона. Спайк (он же Костыль) – персонаж Джеймса Мастерса, запутавшийся в любви и ненависти к главной героине, убийце кровососов Баффи Саммерс.

За что мы его любим?

За взгляд, прическу и маникюр.

Лестат де Лионкур («Интервью с вампиром»)

1287-6

Экранизация «Вампирских хроник» классика вампирского романа Энн Райс началась с фильма Нила Джордана «Интервью с вампиром» в 1994 году. Том Круз сыграл главного героя всей серии, древнего, тщеславного и порочного (и дико обаятельного) Лестата де Лионкура. Актеру удалось отойти от своей мальчишеской сексуальности и показать себя с другой стороны, от которой дух захватывает и холодок бежит по спине.

Кстати, в фильме сыграли еще Брэд Питт и Антонио Бандерас. Оба тоже вампиры.

За что мы его любим?

За то, что он есть. Этого достаточно.

Лестат де Лионкур, («Королева проклятых»)

1287-7

Позже, когда решили снять фильм по следующим вампирским романам Энн Райс, на роль Лестата пригласили Стюарта Таунсенда. Его Лестат получился куда более готичным и менее развращенным, чем у Тома Круза, и это несмотря на образ жизни и вид деятельности!

За что мы его любим?

Он рокер. Этим все сказано, их все любят.

Граф Владислав Дракула Цепеш («Ван Хельсинг»)

1287-8

Канонический прародитель вампиров, граф Цепеш, легендарный Дракула, в фильме «Ван Хельсинг» Стивена Соммерса, прямо скажем, неожиданный. Причем совсем. Он, конечно, кровосос и подлец, но несколько нестандартный. Он ироничен, даже слишком, но совсем не бесстрастен. И озабочен вопросом размножения не путем укуса, а … назовем это полуполовым путем. Ричард Роксбург в роли этого Дракулы бесподобен.

За что мы его любим?

За прическу, викторианские манеры и невест-истеричек.

Граф Влад Дракула («Дракула Брэма Стокера»)

1287-9

В 1992 году графа Дракулу сыграл великий и бесподобный Гэри Олдмен, восходящий тогда к пику карьеры. Экранизация книги о Дракуле Брема Стокера – вернее, ее интерпретация Френсисом Фордом Копполой, получилась неоднозначной, но актеры исправили любые недочеты. Отвратительного в своей порочности Дракулу … жаль.

А Гэри Олдмен просто создан для подобных персонажей.

За что мы его любим?

За сцену с острыми и режущими предметами, за что же еще.

Дэвид («Пропащие ребята»)

1287-10

Он играл вампиров еще тогда, когда это было мейнстримом. Это потом в жизни Кифера Сазерленда появится много алкоголя, наркотиков и мордобоя, а тогда, в 1987 году, он сыграл предводителя банды вампиров-байкеров, склонных к анархии и насилию. Знатоки говорят, что благодаря этому фильму вампиры плотно вошли в субкультуру готов: плохиши на экране выглядели гораздо более живыми, честными и настоящими, чем хорошие мальчики.

За что мы его любим?

За платиновый хайер, отчаяние и полное безразличие.